Фантас

Фантас
эксклюзивность::
Зона первая, потом другие
Мои ожидания:
  • полный разнос без ограничений
  • разное и прочее
уровень критики:
Огонь - критика без ограничений
Пояснение:
дописываем на ходу

Фантасм

 

 

 Во дворе уже готовились к обеду, так что наше возвращение не осталось незамеченным.

«Батяня» выставил стол под деревом, он любил обедать на свежем воздухе. Наверное, потому что водка на улице хорошо идёт, но точно не знаю. Мать возилась с тарелками.

- До свидания! – бросил я старику, отчего-то желая поскорее с ним распрощаться.

- До встречи, дружок.

- О, смотрите-ка, – воскликнул мужчина, завидев меня в створе калитки, – А вот и наша пропажа. Явился не запылился! Мать, ты видала?

 Сказано было так, будто мужчина и в самом деле являлся мне отцом. Это, конечно, настораживало, но и было чем-то приятно.

- Ну садись, садись. Чего стал столбом? Проголодался небось. А у нас тут картошка. Это, как его... жаркое! 

 В воздухе витало нечто семейное.

- Как вообще дела? – поинтересовался он, подставляя свободную тарелку и приборы, пока я, притащив с веранды табуретку, усаживался между ними.

- Так. Нормально.

- Вот и отлично. Рад за тебя, - он бросил в сторону мамы ироничный взгляд. - Вообще, душевно поговорили!

Но пару мгновений спустя, подкладывая мне картошки, спросил не утерпев, как бы помимо дела:

- А я тебя ждал. Мне тут помощь нужна была… где пропадал вообще?

Пришлось пояснить:

- В лесу играл.

- Хм, три дня по лесу лазил? – удивился он даже. – А спал то как, неужто под открытым небом?

- Ничего. У нас там шалаш. В шалаше ночевали.

- С этим что ли? – спросил он немного брезгливо.

Смена интонации прозвучала слишком явно, но я не придал этому особого внимания.

- Угу, с ним. И ещё там один был, незнакомый - заблудился в лесу. Немного странный, но хороший. Вывели его сегодня к станции.

- Вот как! Целое приключение.

- Ага.

Мужчина прищурился:

- Тебя, смотрю, к странным притягивает.

  Я остановился, с ложкой поднесённой ко рту, озадаченный этой мыслью. Задумчиво пожал плечами: мол, что есть, то есть.

«Батяня» перевёл взгляд на мать.

- Не нравится мне, что парень якшается со всякими…

 Она поспешно за меня вступилась:

- Ты не подумай, он не плохой человек. Просто идеи диковатые у него.

- Ого! Любопытно даже. А что за идеи?

- Я не знаю, как правильно объяснить. Какой-то странный там закос религиозный. Его из-за этого в своё время и выперли. Ну, из церкви…

- Суть в том, – объяснил я, заедая картошечку огурцом, – чтобы безвинно пострадать. Вроде как Христос и прочие известные мученики. Тогда точно в рай попадёшь.

- Ого! – воскликнул мужчина изумлённо. – У кого это тут голос вдруг прорезался? Оказывается, ты и разговаривать можешь, а не только угукать невпопад.

 Он ощерился, довольный собственной шуткой.

- Ты то как знаешь? Или он и тебе проповедует?

- Они с тем потерявшимся туристом вчера весь вечер на этот счёт спорили. У меня даже голова от них разболелась.

- А ел то ты что?

- Отец Василий вкусно готовит… на ровном месте может обед соорудить.

- Отец?!

 Ощущение возникло такое, будто он со всей силы грюкнул по столу. Хотя на самом деле лишь немного изменился в лице.

- И про лес много всякого знает, – перехватила нить беседы мама, – травы, грибы, ягоды… Поэтому ребёнку и интересно.

- Вот как? – несмотря на явное раздражение, он держал себя в руках. – Любопытно, на что этот лесной человек живёт… вроде не такой ещё древний, чтобы пенсию получать.

- На то и живёт, – пояснила мама. – Сборы целебные делает. Настойки там у него всякие. Наливки опять-таки. Да и так, добрые люди всегда копейку подадут.

- Поп-знахарь? Чудеса, да и только. Далеко этот божий человек, кстати, обитает? Верно в зажопье каком-то?

- Не так уж и далеко. В конце улицы, сразу за посадкой, в часовне у старого кладбища.

- В часовне?!

- Когда кладбище закрыли, часовня осталась заброшенной, прогнила. Он её там немного подновил и вот...

 Мама умолкла, понимая, что такие подробности старика вовсе не красят.

- Бездомный короче, – удовлетворённо подытожил «батяня», будто в том и не сомневался.

- Он не местный, кажется, – она ненадолго задумалась, – впрочем, я точно не знаю. Раньше жил при церкви, за вторым переездом. Но теперь вот так.

- Что ж, отличная компания для ребёнка!

- Но он, правда, неплохой человек…

- Да, ты говорила, - ненадолго задумался «батяня», пережёвывая попавшийся твёрдый кусок мяса. - Оно и понятно. Когда нормального мужчины в доме нет, то и чёрте кто сойдёт как замена…

 Мать бросило в краску. Я поднялся с места.

- Но ничего, - подтянул он меня к себе и легонько потрепал по волосам. - Теперь я этим займусь. Сделаем из тебя человека.

 Такая внезапная ласка чужого в общем-то человека, меня неприятно задела. 

- А что помочь то надо? – вывернулся я из его объятий.

- Крышу подлатать. Вот-вот дожди придут – по головам капать начнёт. На крышу бы залезть. Ты лёгкий, тебя эта древность выдержит. А я подстрахую.  

- Ух, ты! – идея забраться на крышу меня воодушевила.

- Но это подождёт. Отдыхай пока от своих приключений. Да и я уже выпил, надо малость подремать. А вечером, как жара спадёт, займёмся.

 Он поковылял в комнату. Я посмотрел на маму. Та провожала мужчину взглядом, явно выражавшим внутреннее удовлетворение.

 Вечером, после того как мы закончили с крышей, отужинали и принялись смотреть «Поле чудес» по телевизору, он отозвал меня в сторону.

- Завтра мне уехать нужно. На пару дней. Кое-какая работёнка подвернулась. Ты тут за мамкой приглядывай пока. И вот ещё, смотри. Есть у меня тут кое-что для тебя. На вот, - он протянул мне маленькую коробочку, в которой я не сразу разглядел музыкальный плеер, - Настоящий, японский! Кассета правда только одна, - развёл она руками, - не особенный из меня любитель музыки. Но ничего, потом ещё разных докупим.

 Подарок, конечно, меня поразил. В нашем житье ни о чём подобном и мечтать не приходилось. Другие мамины хахали могли разве что пинком одарить. Я поскорее натянул наушники, включил воспроизведение... 

 

На следующее утро, после завтрака, он быстро собрался, коротко чмокнул мать в губы, проредил напоследок мне волосы своими жёсткими пальцами.

- Ждите, - сказал вместо прощания, - скоро приеду.

 И был таков.

 Через пару дней, как обещал, он не приехал. Не приехал и на третий, и на четвёртый день. Дом быстро стал вновь опустевшим, холодным, как прежде. Слишком обширные для нас двоих хоромы, которым не хватало какого-то тепла. Любое движение, особенно неосторожное, случайное, резкое, отдавалось в глубинах барака неприятным, звонким эхом. Словно некое неуловимое связующее звено между жилищем и его обитателями оказалось утеряно.

 Дом будто осиротел. Ощущение было непривычным и вместе с тем привычным, слишком даже привычным. Оно было таким, к которому никогда, ни за что не хотелось возвращаться…

 Но пришлось вернуться.

 А на пятый день, поздним вечером, мать положила голову на стол и беззвучно заплакала. Я подошёл к ней из своего угла:

- Ма, слышь, ма, - слегка потормошил её. – Не плачь, пожалуйста. Не надо.

 Она обняла меня и прижала голову к груди. Горько посетовала:

- Один ты у меня настоящий мужчина!

 Так и застыли на некоторое время, согреваемые теплом друг друга. А потом она, справившись с собой, сказала лишь:

- Давай ложиться спать, сынок. Время позднее.

 

***

 

 Андрей подбирался к редуту очень осторожно. Залёг в кустах внимательно разглядывая его издали. Заваленная землёй низколобая конструкция с маленьким входом и узенькими щелями амбразур за годы практически не изменилась. А он много времени провёл тут в детстве. Ребятню всегда притягивало это хмурое строение времён второй мировой.

 Об округе вообще ходили красочные слухи. Рассказывали, мол, если как следует покопаться, можно найти тут «Шмайсер»-другой, а вдогонку парочку ящиков с боеприпасами. Правда, сколько ни копались – найти ничего не удалось.

 Кроме того, молва утверждала, якобы дальше в лесу можно увидеть (в определённый день, наподобие сказочных двенадцати месяцев), загрузнувший в болоте «Тигр». Но и тот по итогу обнаружен никем из реальных знакомых не был.

 Поговаривали также, будто от возвышавшейся над краем посёлка трухлявой деревянной водонапорной башни, выстроенной узниками фашистского лагеря чуть не перед расстрелом, шёл подземный тоннель до этого самого дзота, одиноко торчавшего теперь посреди леса. И прежде по тоннелю даже вроде как лазили отдельные счастливчики, но катакомбы со временем засыпало землёй…

 В детстве Андрей и сам подобным историям верил. Хотя, кто знает? Всякое может быть. Вглубь трясины ведь соваться опасались, так что танк возможно и правда стоял где-то там раскоряченный на клочке сухой земли, угрожая небу мёртвым дулом, а существовавшие прежде подземные ходы действительно завалило.

 Чего бы не утверждали легенды, дзот всё-таки был настоящим.

 В детстве он казался Андрею уснувшим исполином. Вросшим в землю, окаменевшим от тяжести веков. Той самой говорящей головой из «Руслана и Людмилы», только спустя тысячелетия. Вот богатырь сейчас проснётся, расправит плечи, тяжело вздохнёт и… затрясётся округа, задует ветер… застрекочут пулемёты, разнося кусты с деревьями в щепки!

 Ранее здесь вероятно был пустырь. Но помалу округа заросла. Лес надвинулся на равнину, оставив перед огневыми точками лишь продолговатую, усеянную кровавыми цветами, поляну.

 Вспоминая, Андрей ни на миг не позволил себе расслабиться, сантиметр за сантиметром изучая окрестности. Причём сосредоточился настолько, что позади осталась и птичья перекличка, и шум ветра в листве. Над местностью словно зависла сгущённая тишина.

 Внезапно ему почудилось за землянкой какое-то лёгкое шевеление. То ли дёрнулась сама по себе ветка, то ли ещё что… но за этим внезапным движением ничего не последовало, никакой дополнительной реакции окружающего мира. Словно тот, кто допустил оплошность, тут же притаился, во избежание натворить ещё больших глупостей.

 Ощущение опасности, вечно преследовавшее Андрея, возросло.

 Немного покоя ему удалось обрести лишь проживая в шалаше. Когда странная парочка, направляясь по домам, показала ему дорогу на станцию, он, попрощавшись и сделав вид будто намеревается сесть на электричку, поспешил обратно.

 И словно домой вернулся – так там было хорошо! С момента их ухода прошло совсем немного времени - ещё слабо теплился огонёк в костровой ямке. А неподалёку стояла заготовленная на будущее связка дров – костёр вспыхнул буквально за пару мгновений, обволакивая Андрея тёплым дымом, погружая его в приятную дремоту.

 Так и провёл он несколько довольно спокойных дней – то помешивая на огне грибную похлёбку, то упиваясь чаем из трав да ягод. У старика много чего висело-сушилось на верёвочках под импровизированным навесом.

 Только опустошив чужие запасы и набравшись малость сил, решил возвращаться к родному селу. Жила в Андрее уверенность, что никуда мать не уедет и, несмотря ни на что, обязательно припрячет продукты в условленном месте.

 А ему, кажется, требовалось совсем немного, чтобы заметно прочистившиеся мозги окончательно вернулись на место - поесть сытной пищи, получить несколько порций полноценного питания. И вот тогда удастся, наконец, разорвать сплётшуюся вокруг сознания липкую паутину; найти выход из безысходной ситуации…

 Какая-то птица, беззвучно возникнув словно из ниоткуда, объявившись на самом краю видимой Андреем области леса, попыталась было усесться на одну из нижних веток берёзы, растущей с краю поляны, но уткнувшись в густоту свисающих тонких побегов, резко изменила намерение и устремилась прямо к остаткам дзота, собираясь по-видимому призониться где-нибудь в той области. Однако не успев приблизиться к макушке редута, внезапно шарахнулась в сторону, словно её что-то отпугнуло. Взметнувшись повыше, отчаянно понеслась через пролесок, чтобы навсегда исчезнуть из поля зрения.

 Стараясь сохранять бесшумность, Андрей принялся потихоньку отползать назад. Только отдалившись на приличное расстояние, поднялся и опасливо потрусил. Ощущая себя бегущим от цивилизации снежным человеком, как в виденных однажды на ТВ дёрганных черно-белых кадрах.

 «Помолись и всё пройдёт!» – услышал он вдруг возглас старика, словно прозвучавший совсем рядом, прямо над ухом.

 Вот же проклятый поп ещё, – Андрей скрипнул зубами, ускоряя бег, - запудрил мозги! И мальчишка ещё этот…

 От неожиданно охватившей его мысли, Андрей даже остановился.

 Что-то в той двоице было не так. Может, они ему только привиделись?

 Внутреннему взору предстали на миг глаза мальца, яростно вспыхивавшие изредка в темноте, словно блеклые отголоски дикой древней магии. Образ сидящего, напротив, через костёр паренька постоянно расплывался в свете языков пламени и в тумане дыма, периодически теряя очертания…

 Ужас пронзил Андрея до самого основания – а был ли в самом деле мальчик?

 Чёрт подери! Запутался, совсем запутался… Оно и не удивительно. Когда ел нормальную пищу последний раз? Когда в мыслях пребывал покой? Но нет времени размышлять, нужно спешить.

 Ноги сами понесли его дальше.

 «Куда спешить, зачем?», - попытался вспомнить Андрей.

 Ах, да! Это ведь он убил всех тех людей в доме и, по напутствию матери, вынужден теперь словно разбойник прятаться по лесам.

 Хотя стоп, - слега опомнился, - не тех людей, а других…  Впрочем, какая разница? Кругом виновен.

 Или нет?..

 Не важно. Скоро всё решится. Как там говорил тот странный старик? На высший суд. Да, она рассудит.

 Но что этот обезумевший дед себе там понапридумывал вообще? Обрести призрачное одноособное счастье через непонятно зачем нужное незаслуженное страдание. Нет, единоличное спасение Андрею не подходило. Только если всем взводом. Куда уж там их определят! Впрочем, о чём речь? – расхохотался на бегу. – Если так посмотреть, то всем им место в одной братской могиле. Точнее - в уютном адском чане.

 Неожиданно понял, что уже какое-то время спорит вслух – препираясь с самим собой.

 «Но ведь если… - какая-то новая мысль проклюнулась в голове, - если человеку раскаиваться не в чем, то и к Богу ему обращаться незачем. Разве не так? А значит, когда совесть чиста, то…»

 И в тот же миг, как это понял, всё прекратилось. Охвативший сознание чад мгновенно выветрился из головы. Он словно враз протрезвел.

 Помрачневший было мир раскрылся как на ладони: обрёл краски и чёткие очертания. Знойное солнце висело в первой трети неба. А вокруг…

 Из тишины, настолько глубокой и полной, какой кажется не бывает, возникли первые, настоящие, звуки: посвист ветерка, шорох листвы, чириканье какой-то птички, далёкий треск будто сломанной у кого-то под ногами ветки. И всё более явственный шум, голоса, переклички людей явно кого-то ищущих.

- Чёрт подери!

 Словно в ответ на сквернословие внезапно отозвалось небо: но вовсе не громом и молнией. Откликнулось уверенно приближающимися плотными хлопками вертолётных лопастей.

 «Вертушка!» - бросился он в сторону, укрываясь в кустах.

 Прислушался. Шум машины унёсся куда-то в сторону, зато сквозь секундную тишину проявился тонкий, едва уловимый говор реки. Тихо, но и звонко между тем, как журчит пробивший лёд хлипкий ручеёк, наполняя медленно расширяющуюся полынью талой водой.

 Значит, уже близко.

 Но голоса позади, звуча в унисон, становились всё настойчивее, резче, наглее, увереннее. Преследователи явно намеревались преградить ему путь. Отрезать от реки.

 Этого он им как раз не позволит!

 Преодолев очередные кусты, внезапно выскочил на песок, объявившись на узеньком берегу.

 Лиственный лес по ту сторону уже слегка поблёк, будто припалённый, понемногу насыщаясь осенними красками.

 А между берегами… Взгляду предстала не то чтобы узкая, но и не шибко широкая речушка, украшенная короткими песочными отрезками. Такое... ничего особенного. Разве что течение сильное.

 Всё выглядело совсем не так, как в детстве, но…

 Но времени ностальгировать не осталось. Выход один - только через реку, только к истинной, призрачно мерещившейся на той стороне, свободе.

 Тяжело перебирая ногами, побрёл по мелководью в поисках брода. Вдруг оступился и провалился практически у самого берега в яму, словно в прорубь, разом уходя под воду выше пояса.

 Руки автоматически взмыли над головой. Правая ладонь при этом сжала какой-то тёмный предмет. Не сразу сообразил, что сработал солдатский инстинкт – важно ведь не промочить оружие.

 Вода оказалась хоть и не ледяной, но студёной, неприятно пробирающейся под одежду. Шаг, другой, третий – всё глубже погружался Андрей в воду, практически по грудину.

 Поисковая команда, судя по звукам позади, уже не просто наступала на пятки, но готова была выскочить на песок, да и вертолёт грозил вот-вот взметнуться над головой, обнаруживая беглеца в дурацкой западне, застрявшим по горло в воде.

 А до выглядевшего спасительным противоположного берега казалось по-прежнему так далеко! Самое время отбросить лишнее и поскорее плыть, но…

 Одинокий звук выстрела эхом разнёсся над миром. Вспугнутая стая птиц сорвалась с близлежащих нижних ветвей и с криками понеслась вдаль вдоль реки.

 Тело Андрея сразу погрузилось в воду и, подхваченное стремниной, то утопая, то вновь вываливаясь на поверхность, ненадолго задерживаясь на мелководье, неторопливо покрутилось вниз по течению.

 А над рекой сразу стихло, будто обмерло всё - ни звука, ни шороха, ни даже лёгкого шёпота ветерка; ни малейшего движения. Сгрудившийся вокруг литой лес застыл словно очарованный.

 

 

Начитка:
+3
22:20
248
RSS
23:55
+1

У нас там шалам
Очепятка?

Сгрудившийся вокруг литой лес


Второй эпизод нихеранипонял, но было интересно. ГГ — кто? Дезертир? Зэка? Хде превью?

P.S. Ссыль «начитка» не работает

00:05
+2

угу, вот пью за твоё здоровье и фигачу текст прямо сюда. утром опечаточки по-трезвому пересмотрим)))



Второй эпизод нихеранипонял


Долго же тебя не было!

00:09
+1

Долго же тебя не было!
Звиняйте хлопцы

00:10
+2

в 90е была такая песенка популярная, типа репчик. там дядька скороговоркой проговаривал. вышибло из головы, не могу вспомнить — что за песня?

он прям тараторил там — очень популярная, все её знали

00:15
+1

Помню только гр.«Мальчишник» из 90-х, рэп не люблю. Слова-то хоть были связанные?

00:18
+2

аргонавты не спят! ))

не нужно его любить, песенка была повсюду. скороговорка такая и дядька в возрасте уже. из всех щелей звучала

00:20
+1

Точно были аргонавты? Не алконавты?

00:21
+1

Помню ещё «Даду-дадуда» пародия на Горбача.

00:23
+2

фигасе ты молодой такое помнить!

00:29
+1
00:32
+2

Завтра я вспомню песню, и орден ваш будет посрамлён!

00:35
+1

ню-ню...

00:38
+2

думаешь не вспомню? ну не одну, так другую

00:42
+1

Ха! Моя любимая из Аэросмита Стивен Тайлер — красавчег!

00:45
+2

А вторая любимая, наверное, вот эта? ))

00:49
+1

Ага! Аэросмит, вообще классика для меня.

00:53
+2

Тогда продолжим разговор. Моя любимая песня у них))



Но это не сраные 90е, а божественные 70е

00:59
+1

Душу не трави...

01:01
+1

какой-то ты скушный сегодня, день раждения что ли у тебя?

01:06
+1
01:10
+1

Пора тебя, значит, развеселить!


01:14
+1

Аааа, помню, помню!

01:14
+1

ещё таблэточек? ))

01:17
+1

Пора тебя, значит, развеселить!
Не, харе…

01:23
+1

падажжи! а как же наша любимая? на десерт

01:32
+1

Фсё. Вспомнил! Врачи были не правы. Бухло придаёт памяти, а не отнимает её. Это же… парам-парам!



Скэтмэн Джон!

Только не говори потом, что ты его никогда не слышал.

Окультуриваться надо!

00:11
+1

вот пью за твоё здоровье и фигачу текст прямо сюда


утром по-трезвому пересмотрим

00:37
+1

Одинокий звук выстрела
Дык поисковая группа была же! На атмосферность и камерность восприятия давишь? Как минимум короткая очередь из калаша…

00:43
+1

это долгая история… потом поймёшь

00:46
+1

Балинн! Узпакоил...

00:50
+1

Таша умеет все эти штучки. Она потом сделает магию. Найдёт тексту начало

00:58
+1

А самому ссыль вставить в лом?

00:59
+1

Не. Ну она то специалист — Копперфильд. А я так — мальчик-портяжка (*или портняжка? забыл)

который всё портит, в общем)))

10:49

Оххх и хитрюга ты, Вит!)))

Гатова

00:13
+1

Это не я. Это всё Корн виноват!

08:34
+2

По горячему:

развёл она руками

Но и тот по итогу обнаружен никем из реальных знакомых не был. — тут бы перефразировать?

Знойное солнце висело в первой трети неба. — как оно делится?

00:11
+2

как оно делится?


на три трети, вестимо)))

я тут твою фразу сворованную наконец использовал, ты заметил же, да?))))

06:01
+2

Вообще нет.) Какая фраза, откуда?

11:14
+2

Нашёл!

21:16
+1

Забудь!))

11:55
+2

мой стихопендель сработал?

00:08
+2

Хотел бы я ответить — да. Но… не совсем )))

посмотрел тут одну анимешку просто

00:12
+2

Ну вот что тебе соврать тяжело было, да?

Мол да, так впечатлился, что аж сразу всё раз — и написал! А ты. Эх. Анимешка блин.

Признавайся хоть что посмотрел.

00:14
+2

Не, ну стихопендель тож повлиял. Куда ж без него то?

00:18
+2

я тебе теперь не верю))

00:22
+2
00:25
+2

Так, а про анимешку не признаешься. Что-то с извратом небось?))

00:26
+2

*тентакли, тентакли!

потом расскажу, если не забуду

00:30
+2

Что ж ты вредный такой) как же мне теперь спать без этого знания!

00:32
+2

там всё по-японски, а я теперь не в состоянии. потом вспомню… не сейчас))

15:06
+2

ладно, поехали.

Сказано было так, будто мужчина и в самом деле являлся мне отцом. Это, конечно, настораживало, но и было чем-то приятно.
и вообще кошмарное предложение



А у нас тут картошка


пюрешка? с котлеткой?)



В воздухе витало нечто семейное.


семейное привидение! убитое и похороненное не по правилам, оно пришло наворотить дел

– А спал то как, неужто под открытым


— На то и живёт, – пояснила мама. – Сборы целебные делает. Настойки там у него всякие. Наливки опять-таки.


еееее

В конце улицы, сразу за посадкой, в часовне у старого кладбища.


ещё карту надо на салфетке нарисовать

Та провожала мужчину взглядом, явно выражавшим внутреннее удовлетворение.


от того, что он остаётся или от того, что ушёл? я чёт её эмоций не сильно понимаю



остальное позж

22:28
+2

Залёг в кустах зпт внимательно разглядывая его издали.


как следует покопаться, можно найти тут «Шмайсер»-другой, а вдогонку парочку ящиков с боеприпасами. Правда, сколько ни копались – найти ничего не удалось.


В детстве Андрей и сам подобным историям верил. Хотя, кто знает? Всякое может быть.


андрей верил — хотя кто знает (верил ли андрей) — всякое может быть (возможно, андрей верил и может быть и нет). надеюсь понятна мысль)

Лес надвинулся на равнину, оставив перед огневыми точками лишь продолговатую, усеянную кровавыми цветами, поляну.


какое офигительно красивое предложение! зримое такое

23:29
+2

Какая-то птица, беззвучно возникнув словно из ниоткуда, объявившись на самом краю видимой Андреем области леса, попыталась было усесться на одну из нижних веток берёзы, растущей с краю поляны, но уткнувшись в густоту свисающих тонких побегов, резко изменила намерение и устремилась прямо к остаткам дзота, собираясь по-видимому призониться где-нибудь в той области.


сношение пришвина и толстого



очень много «словно» по тексту

23:37
+2

дочитала. мне этот кусь понравился. причесать его и будет чудесно

00:09
+2

причесать его


кто бы этим занялся вот только, а?

18:52
+1

Ты то как знаешь?
«Ты-то»

А ел то ты что?
«ел-то»

Такая внезапная ласка чужого в общем-то человека, меня неприятно задела.
По-моему, тут препинаки по-другому должны стоять: " Такая внезапная ласка чужого, в общем-то, человека меня неприятно задела."

— А что помочь то надо? – вывернулся я из его объятий.
«помочь-то»

Вечером, после того как мы закончили с крышей, отужинали и принялись смотреть «Поле чудес» по телевизору, он отозвал меня в сторону.
так смотреть или разговаривать? Может он пацана перед просмотром отозвал на поговорить?

развёл она руками
«он»

Но и тот по итогу обнаружен никем из реальных знакомых не был.
Ещё один магистр Йода)) «Но и тот по итогу никем из реальных знакомых не был обнаружен.»

выстроенной узниками фашистского лагеря чуть не перед расстрелом,
«чуть ли».

так что танк возможно и правда стоял где-то там раскоряченный на клочке сухой земли
По-моему, выделенное нужно обособить зпт.

Ранее здесь вероятно был пустырь.
Нужно обособить зпт.

Над местностью словно зависла сгущённая тишина.
По-моему, тут нада «сгУщенная»

Хотя стоп, — слега опомнился, — не тех людей, а других…
«слегка» или диалектное?

На высший суд. Да, она рассудит.
Может таки «он» (суд)?

Обрести призрачное одноособное счастье
А это что за слово?

Интригующее закончил эту главу)

00:42
+1

сударыня, у вас острый глаз. всё поправлю

Загрузка...