Вот как надо убивать старушек. ШС 4. Аменция

Вот как надо убивать старушек. ШС 4. Аменция
эксклюзивность::
Только для Зоны и нигде больше
Мои ожидания:
  • проверка правописания и корректности
уровень критики:
Огонь - критика без ограничений
Пояснение:
Виталь, ну прости позязя. Знаю, два года прошло, а я только сейчас заметила, что не все главки выложила. Помучаешься со мной ещё немножко? Я не хочу страдать одна. Хотя Таша тоже будет страдать, да? Таша, ты же готова страдать со мной?
_______
Выкладываю на главной в надежде, что это смотивирует меня прикончить уже этот текст или прикончиться самой (что, конечно, будет правильнее во всех отношениях).
_______
Убийство старушки в самом конце.
_______
это глава после экшна, поэтому тут мало действия и крови, но много скукоты.

***

Ночь медленно проглатывала город. Из охваченного огнём торгового центра выбежали двое и окунулись в спасительную темноту. Искры вспыхивали и взлетали в небо, как души сотен убитых мятежников.

- Кто-то ещё выжил? – бесцветно спросил Авель.

Он мрачно молчал с той минуты, как им пришлось оставить Бесёнка.

- Конечно, - ответила Каи. – Вряд ли только мы такие удачливые.

Девушка видела на улице нескольких спасшихся повстанцев. За ними погнался волколюд с перебитым хребтом и, скорее всего, уже издох.

- В любом случае, план Магна провалился, и я… - юноша осёкся. - Я подумал, что ты была права. Тогда, в парке, и сейчас. Ты права. Я просто ущербный размечтавшийся дурак. Мне следовало слушать тебя с самого начала.

- К чему ты клонишь? – Каи остановилась и всмотрелась в лицо друга.

Сочетание ангельской внешности и застывшей угрюмости немного пугало: не всегда можно понять, злится он, радуется, находится в печали или напряжении. Но сейчас она точно чувствовала, что слепой волнуется, веки его начали дрожать.

- Я решил вернуться к матушке.

Каи на миг остолбенела, словно на неё вылили ведро ледяной воды, а потом прыснула со смеху.

- Прости, что? Вернуться к твоей сумасшедшей матушке? Да ты шутишь!

- Так разве не ты меня убеждала, что лучше остаться с ней? И разве это плохое решение теперь, когда мы всё потеряли?

Девушка резко схватила Авеля за плечи и прорычала:

- С учётом того, что произошло, мы просто обязаны выполнить просьбу девчонки и найти эту треклятую церковь.

- С каких пор тебя заботят слова Бесёнка? – удивился юноша.

Каи вновь ощутила лёгкое прикосновение хрупкой детской руки. Ей стало не по себе.

Она посмотрела на горящее вдали здание, на кружащиеся в вихре души. Чьи-то туманные руки ловили их в небе, и они гасли навсегда.

Каи тряхнула головой, отгоняя морок.

- Если ты так хочешь, я отведу тебя домой.

- Нет, - сдался слепой. – Боже, конечно, нет! Но какой храм нам нужен? В городе их полно и все либо разрушены, либо переделаны для делирийцев.

Каи взяла его за руку.

- Для начала найдём, где переночевать. Не могу сейчас думать.

 

Они пробирались узкими переулками, прячась от патрулей. Каи боялась оступиться: она смертельно устала, от пережитого голова раскалывалась, а перед глазами вспыхивали белые звёзды - признаки мигрени. Иногда девушка чувствовала, что их преследуют, но когда резко оборачивалась, видела только густые тени, которые тут же растворялись в киселе поздних сумерек. Слышала, как вздыхали полуразрушенные дома, сверкая осколками стёкол, будто острыми зубами. Сам асфальт под ногами вибрировал и стал похож на мягкий шершавый язык.

Вскоре друзья вышли к пересохшему водохранилищу. Разбитая луна высветила большую стеклянную банку, лежавшую на боку, на треть зарытую в песок. В банке было достаточно места, чтобы вместить обоих спутников.

Удивлённо разглядывая её, девушка сглотнула и сказала:

- Остановимся здесь. Мне надо отдохнуть, пока крыша окончательно не съехала.

Авель давно спал на ходу и возражать не стал. Подсадил подругу, помогая залезть внутрь. Каи подала ему руку, и они вместе соскользнули на дно. Прижавшись друг к дружке, уснули почти сразу. Теневые призраки, рыщущие в густой темноте ночи, не стали мешать им: не любили, когда их что-то отражает, поэтому обходили банку стороной.

           

***

 

Сколько бы она не отплёвывалась, во рту сохранялся стойкий вкус крови. Должно быть, прикусила собственный язык, когда напала на охотника. Как глупо. Но теперь всё позади. Она бежит. Бежит по росистой траве, жадно глотая свежий воздух, пропитанный мятой, хвощом и цикутой. Лес скрывает её в тени, луна высвечивает верную дорогу. Ноги, сильные, прыгучие ноги, несут быстрее ветра, и никому не угнаться за ней.

Где-то сбоку вспыхивают два ярких глаза. Металлический зверь, которому они принадлежат, рычит и прыгает.

Удар.

Она отлетает в сторону, падает в холодную воду и тонет. Чьи-то худые руки подхватывают её, вытягивают из объятий реки и бросают внутрь зверя. Спина горит, в глазах мутнеет, но прежде, чем провалиться в опасную темноту, видит рыжую девчушку, отчаянно стучащуюся в металлический бок чудища.

 

***

 

- Тук-тук, - раздалось снаружи.

- Тут-тук, - повторилось вновь.

Каи открыла глаза и огляделась. Банка никуда не делась, ничем другим не стала, и девушка решила просто не думать об этом.

Уже порядком рассвело. Мягкий утренний свет позволил рассмотреть стучавшего в стекло человека. Высокий, но сильно сгорбленный, скрывающий тощее тело в лохмотьях, он продолжал легонько колотить по банке. Синие в катышках перчатки и круглые жёлтые глаза были единственными яркими пятнами в его безумной сущности.

Каи угрожающе шикнула на него. Тот неуклюже попятился, а потом, расхохотавшись, разбежался и, шлёпнувшись о стекло, растёкся без сознания рядом с банкой.

От звука удара проснулся Авель. В немом испуге распахнул слепые белые глаза и начал шарить руками вокруг.

- Я здесь, - сказала Каи, взяв его ладони.

- Где это мы?

- Тебе лучше не знать. Пойдём.

Она помогла другу спуститься и спрыгнула следом. Из кармана куртки выпала фотография, о которой девушка уже успела позабыть. Подняла её и ахнула:

- Бесёнок…

- Что? – переспросил слепой.

Каи заикающимся голосом рассказала о том, как попала в подвал к ведьме, которая хранила много фотографий из другой, нормальной жизни. Ей тогда приглянулось фото рыжей девочки на фоне картины с незрячими людьми, падающими в яму, и она, сама не зная зачем, прихватила фотку с собой.

- Только Бесёнок здесь на вид старше. Это наверняка её мать. Они невероятно похожи.

Авель усмехнулся.

- Вот и ответ, куда нам идти! Вернёмся к той старухе и выясним, что ей известно!

- Я опрокинула на неё котёл с кипятком. Она вообще вряд ли жива.

- Ну, значит пороемся в вещах.

Каи задумчиво прикусила губу. От одной мысли о возвращении в жилище старой ведьмы тело сводило судорогой. Однако других путей не виделось, и пришлось согласиться.

-  Что ж, в этом есть смысл.

Она взяла друга под руку и повела в то место, где миловидная старушонка чуть не сварила её.

- Из тебя получился бы отвратительный суп, - уверил Авель.

Каи усмехнулась:

- Посмотрим, что ты скажешь к вечеру, если мы не найдём еду, - и ущипнула его за бок.

Друзья слабо рассмеялись, а потом какое-то время шли молча. Авель вслушивался в шаги, дыхание подруги, втягивал носом тёплый, ещё не успевший раскалиться воздух. Свободной рукой он вытащил из-за пазухи крестик Бесёнка и с неизменным напряжением лица гладил его пальцами.

Каи смотрела то под ноги на треснувший асфальт, то на порыжевшие дома, вдоль стен которых, сбившись в небольшие стайки, сидели на корточках лысые люди в штанах с лампасами. Что-то громко обсуждали и плевались. Решив, что опасности не исходит, девушка перестала их замечать.

 

- Мы пришли, - сказала Каи, подойдя к знакомому обрушенному дому.

Всю дорогу девушка убеждала себя, что старухи в подвале не окажется: не хотелось ни вновь столкнуться с ней живой, ни видеть обожжённого мёртвого тела. Собрав волю в кулак, приоткрыла дверь и заглянула внутрь.

Ничего не поменялось: та же гарь на потолке, перевёрнутый котёл, покрытый шелухой ржавчины, разбросанные тряпки, ящики и прочий натасканный мусор. И среди этого бардака из угла в угол ходила страшная старуха, нашёптывая под нос. Её розовая кожа гноилась, и было видно, что каждый шаг даётся с трудом.

По спине Каи пробежал холодок.

- Ведьма там. Живая, но еле ходит, - прошептала она.

- Справишься?

- О да, конечно, - попыталась приободриться Каи, но ноги всё равно стали ватными.

Они вошли внутрь, проклиная жалобный скрип тяжёлой подвальной двери. Девушка сжалась, как пружина, готовая в одно мгновение выпрыгнуть на улицу. Но старуха продолжала так же бесцельно бродить и шептать.

- Постой здесь, - приказала Авелю, - я осмотрюсь.

Косясь на ведьму, прошла вдоль стены к дивану с цветными фотографиями. Они по-прежнему лежали бесформенными кучками. Каи принялась быстро раскладывать их и вновь обнаружила рыжую девушку, запечатлённую то в одиночку с палитрой в руках, то среди монахинь в церковном хоре. Она откопала несколько снимков, где та уже взрослая с маленьким Бесёнком на руках. Но ни одна фотография не давала ей желанного ответа.

- Падла! – воскликнула девушка и тотчас пожалела об этом.

Ведьма болезненно рассмеялась, приговаривая:

- Вернулась! Вернулась! Вернулась!

Каи подскочила к Авелю и потащила его к выходу.

Старуха кинулась за ними, схватила слепого за плечо и, дёрнув, развернула к себе. Заметив выпрыгнувший из-под майки крестик, с гневом прохрипела:

- Моё!

Ведьма вцепилась Авелю в шею.

Глаза слепого пронзила внезапная боль и спицей прошила мозг к затылку. Он выгнулся и закричал. Его подруга, совладав с ужасом, укусила ведьму за воспалённую, склизкую руку так сильно, что зубы скрипнули о кость. Старуха завопила и, выпустив Авеля, повалилась на пол.

Каи почувствовала пробудившийся внутри гнев, он выжег страх и разлился в ней раскалённым потоком. Девушка уселась на женщину и начала ногтями кромсать ей лицо. Ведьма как могла сопротивлялась, даже умудрилась зубами вцепиться в пальцы обидчицы. Тогда Каи с глубоким, грудным воплем боли и ярости вырвала ей челюсть.

Всё закончилось.

Девушку потряхивало, а затем раздирающая тело судорога охватила с ног до головы и повалила рядом с мёртвой истекающей кровью старухой. Только мысль об Авеле помогла Каи прийти в себя. Отдышавшись, позвала друга.

- Я здесь, - отозвался он. Бледный, почти прозрачный, юноша сидел в дверях, держась за голову.

Девушка подхватила друга под руку, и они выбрались на улицу. Только сейчас она заметила, что до сих пор сжимает бабкину челюсть. С омерзением забросила её подальше и в сердцах воскликнула:

- Это была плохая идея! И зачем я тебя послушала!

- Стой, - прошептал он. - Я знаю, куда идти. Я видел её воспоминания.

+6
15:40
187
RSS
17:02
+2

Да… Мистрич, когда решу убить старушку, знания буду черпать из твоего текста)))

Фрагмент классный, где целое?

Хочется прочитать всё.

17:08
+2

начало здесь ШС1 Сопор

как раз встреча с этой старушонкой

17:18
+1

Спасибо, Мистра!

Это роман! Я его завтра распечатаю себе и стану читать,

без всякой критики, просто в радость и удовольствие.

17:20
+1

Аккуратно, он довольный блевотный, с обилием кровищи и вырванных кишок.

Такое, знаешь ли, не всем нравится.

22:43
+2

Как всё таки не творчески подошёл Достоевский к аналогичной ситуации!)))

23:13
+1

Кромсать, кромсать, кромсаааать!

Будет у меня собака породы алабай, назову её Кромсай!

23:38
+2

Алабаи серьёзные собаки…

18:24
+2

Таша, ты же готова страдать со мной?
Дыа!!

По тексту отпишусь попозже.

18:29
+2

Ура! Страданий всем!

20:41
+3

Очень живо изложено… Мне нравится, как ты пишешь!)

21:13
+1

бесцветно спросил Авель.
Он мрачно молчал
За ними уныло гнался волколюд с перебитым хребтом и, скорее всего, уже издох.
Чтой-то смущают меня такие эпитеты к глаголам. А вот почему смущают, высказать не могу((

И в последнем случае таки не «гнался», а «погнался», т.е. что уже сделал, и потом издох.

а перед глазами вспыхивали белые звёзды мигрени.
У мигрени есть звёзды? Может " а перед глазами вспыхивали белые звёзды — признаки мигрени."?

но, когда резко оборачивалась, видела только
По-моему, зпт после «но» лишняя.

Она подала ему руку, и вместе соскользнули на дно.
Обилие местоимений — это плохо, но здесь, на мой взгляд, нужно вставить «они»: " Она подала ему руку, и они вместе соскользнули на дно." Или заменить «они» на «скитальцы» и т.п.

Однако других путей не виделось, и нехотя согласилась:
И снова сюда просится "она согласилась". Но можно чуть перефразировать: «Однако других путей не виделось, и пришлось согласиться:»

и гладил его пальцами с неизменным напряжением лица.
Мне кажется или у пальцев неизменное выражение лица?))

на треснутый асфальт,
Точно «треснутый», а не «треснувший»?

запечатлённую то одну с палитрой в руках,
«одной» или «в одиночку».

Ведьма руками впилась Авелю в шею.
Лучше «вцепилась» и без рук. Они есть в следующем абзаце.

и повалила, как струнку,
Вроде струну не валят. Её можно натянуть, порвать, уронить. Она сама может порваться и упасть. Но не повалить.

Только мысль об Авеле помогла Каи прийти в себя. Отдышавшись, позвала друга.

— Я здесь, — отозвался он. Бледный, почти прозрачный, Авель сидел в дверях, держась за голову.
Повтор близко, можно заменить на «юноша», «парень», «слепой».

А 2-я и 3-я части где?

А… всё, нашла)

21:49
+1

Ооооо дааааа спасибище тебе чудо-женщина с катаной!

*счастливо идёт править (миром) текст

Паааальцы с выражением лица. Еееее. Неизменным, потому что лица фломастерные)

22:29
+3

Што апять?



За ними уныло гнался волколюд с перебитым хребтом и, скорее всего, уже издох.

23:02
+2

Да! Опять! Это будет длиться вечно — должно же быть в этом мире хоть что-то постоянное!



Аааа, я сама так уржалась с этого предложения, будто мне пяточки расщекотали. Решила оставить — дай, думаю, Виталик тож повеселится.

23:11
+3

Та в целом норм, попадаются какие-то мелкие непричёсанности, удивили звёзды (славте у меня нет таких жутких мигреней, хехе). А вообще давно уже надо было дописать, поставить на полочку и облегчённо пить винцо. Лентяйка!

23:16
+2

Не лентяйка, а низкофункциональный перфекционист)

23:31
+3

ты ж там плохо спишь по ночам? разводи вино минералкой и потихоньку пишукай. до весны всё закончишь, а текст ещё лучше от этого станет. гарантировано!

23:35
+2

Подъе@ал!)

Но советом воспользуюсь))

23:45
+3

А лучше не надо. К хорошему быстро привыкаешь)))

19:36
+1

Я помню шаги слепых. Я же читала да? Мне очень нравится. Написано так сочно, интересно, мир полностью самобытен, твой, авторский от погоды-атмосферы и растений до людей и домов, много изюма.

Только я же уже знаю финал? Я могу его знать?

Очень харизматичные герои, нет воды, пустых диалогов, динамика хорошая.

Тут всё очень круто. Мне хочется спереть текст и перечитывать, смакуя.

Загрузка...